Из истории отделения «Теория музыки»
Казанского музыкальною училища (колледжа) им. И.В.Ахадеева

 

История преподавания музыкально-теоретических дисциплин в Казани берет свое начало еще до открытия музыкального училища, и начинается  она  с учебного заведения, образованного Рудольфом Августовичем Гуммертом.  В 1891 году он открыл собственную музыкальную школу, которая в 1904 году по его инициативе была преобразована в музыкальное училище при Казанском отделении Императорского Русского Музыкального Общества. Уже в школе Гуммерта наряду с такими специальностями как фортепиано, оркестровые инструменты, сольное пение был организован класс теории композиции. В число «обязательных» дисциплин входили: теория музыки, сольфеджио, гармония, контрапункт, учение о музыкальных формах, инструментовка, история музыки. Программа этих предметов соответствовала в целом среднему уровню отделений отечественных консерваторий.

Значительную часть преподавателей школы и училища составляли воспитанники Петербургской консерватории. Поэтому преподавание музыкально-теоретических дисциплин в большой степени было сориентировано на традиции Петербургской консерватории. Хочется подчеркнуть важную мысль, что  изначально Казанская школа преподавания музыкально-теоретических дисциплин являлась Петербургской. Наиболее крупные музыканты-педагоги окончили Петербургскую консерваторию  со званием свободного художника. Это звание присваивалось тем выпускникам, которые успешно закончили обучение по нескольким специальностям.

У истоков преподавания музыкально-теоретических дисциплин в Казани, безусловно, стоял Р. А. Гуммерт. Он обучался в Петербургской консерватории по специальностям фортепиано, теория композиции и дирижирование. Уже в процессе организации школы особое внимание Гуммерт уделял организации класса теории композиции. Учебный план класса аналогично планам Петербургской консерватории базировался прежде всего на серьезном изучении будущими композиторами музыкально-теоретических предметов: гармонии, контрапункта, фуги, музыкальной формы, оркестровки. Затем те принципы, которые заложил Гуммерт в обучение теории композиции в школе, он реализовывал и в Музыкальном училище. Среди самых известных учеников Гуммерта по классу композиции следует назвать талантливого скрипача и композитора Иллариона Козлова. После школы И. А. Козлов поступил в Московскую консерваторию, окончил ее с серебряной медалью по классу скрипки и сочинению у С. И. Танеева. Вернувшись после этого в Казань, И. Козлов заслужил известность как концертирующий скрипач, а также композитор и исследователь татарской народной музыки.

Продолжая вести музыкально-теоретические предметы в Музыкальном училище, Гуммерт опирался на ряд основополагающих принципов, которые считал необходимыми в работе по подготовке настоящего музыканта и которые он изложил в своих научно-методических работах. Так, одной из базовых установок методики преподавания теории музыки был метод освоения теоретических знаний в процессе овладения практикой музыкального исполнения. Гуммерт также указывает на то, что  теоретические объяснения излагаются попутно, и объем сведений выбирается по усмотрению педагога. Очень важной особенностью методики начального музыкального образования Гуммерта можно считать и постоянно подчеркиваемую им приоритетность слухового освоения музыкального материала над чисто теоретическими познаниями. Так, например, элементарная теория музыки в музыкальном училище изучалась «совместно» с сольфеджио.

Другой выпускник Петербургской консерватории, Ксаверий Александрович Корбут, окончивший консерваторию по специальности фортепиано, орган и  теория композиции, также успешно реализовал свои знания в музыкальном училище. С первых лет работы в Казани, еще в школе Гуммерта и практически на протяжении всего педагогического пути, он параллельно с классом фортепиано  преподавал музыкально-теоретические дисциплины. Следуя  методике своих педагогов-петербуржцев, он был убежден в том, что ученик должен постигать основы теории музыки непосредственно в процессе музицирования и освоения навыков фортепианного исполнительства. По его мнению, освоение новых приемов игры должно идти параллельно с пополнением знаний о гармонии, полифонии, музыкальной форме. В «Объяснительной записке к фортепианной программе», составленной в 1927 году, он пишет о том, что обучение будет результативным лишь в том случае, если «… ученик проявит гармонический интерес к фортепианной технике, если одновременно, кроме изучения письменной гармонии, проходится гармонический анализ фортепианных произведений и анализ форм вообще».

В 1920-е годы становится очевидной острая необходимость перестройки всего дела музыкального образования. Перед педагогическим коллективом Казанского Восточного музыкального техникума (так тогда называлось училище) встали новые важные задачи по подготовке профессиональных музыкантов, организаторов и пропагандистов в области национальной музыкальной культуры. В училище учатся будущие татарские композиторы М. Музафаров (класс кларнета), Ф. Яруллин (класс виолончели), Н. Жиганов (класс фортепиано).

В это время заметно обновляется состав преподавателей музыкально-теоретических предметов. В их числе: виолончелист, заведующий двухступенной музыкальной школой,  затем заведующий учебной частью Восточного музыкального техникума, прошедший курс Петроградской консерватории Рувим Льволич Поляков, композитор Василий Иванович Виноградов, композитор, музыковед, хормейстер Султан Габяши, позднее состав преподавателей-теоретиков пополняют и другие квалифицированные музыканты Филарет  Афанасьевич  Зайцев, выпускник Петербургской консерватории Дмитрий Андреевич Говорухин, Людмила Викторовна Иванова, Александр Филиппович Самойлов.

Традиции преподавания теории музыки, заложенные в училище Гуммертом, продолжили его ученики, среди которых первым должен быть назван Алексей Федорович Бормусов, скрипач, хоровой дирижер, композитор и преподаватель музыкально-теоретических предметов. Он начал преподавать в училище еще в 1908 году и работал в нем более сорока лет (до 1951 года). Также как Гуммерт, он был последовательным проводником идеи постижения учениками теории музыки в процессе музицирования, внедряя элементы теоретической подготовки в занятия хорового класса. С другой стороны, опыт работы с хором он переносил на занятия теоретическими предметами. Среди примеров ученических работ, хранящихся в материалах дела Бормусова в Отделе редких рукописей Научной библиотеки им. Лобачевского можно встретить образцы гармонизации русских народных песен для детского и смешанного хора, образцы заданий по гармонии, выполненные его учениками в виде прелюдий и жанровых миниатюр.  Бормусов не допускал поверхностного знания материала, все его ученики получили хорошую теоретическую подготовку. В его классе прошли курс гармонии и сольфеджио многие выдающиеся татарские композиторы старшего поколения: С. Сайдашев, А. Ключарев, Дж. Файзи и другие. В хоре, который возглавлял А. Бормусов, пели учащиеся всех специальностей. С этим коллективом он готовил серьезные разноплановые программы, а также хоровые сцены оперных спектаклей, которые ставились в стенах училища.

Оперные постановки, концерты симфонической музыки под управлением А. Литвинова, проводимые силами учащихся техникума, вызывали большой интерес и признание общественности. В большой национальный праздник вылилась постановка первой татарской оперы «Сания» композиторов С. Габяши, А. Альмухаметова и В. Виноградова, осуществленная силами артистов Татарского драматического театра совместно с симфоническим оркестром и хором учащихся Восточного музыкального техникума.

В число дисциплин музыкально-теоретического цикла в Казанском музыкальном училище сразу же вошла и история музыки. Но следует учитывать, что как в школе Гуммерта, так и в Музыкальном училище  на первых порах остро ощущался недостаток преподавателей – специалистов именно в этой области. По данной причине в первые годы для чтения лекций по истории музыки часто привлекались профессора Казанского университета.

В этой связи заслуживает внимания фигура известного ученого-физиолога, профессора Казанского университета Александра Филипповича Самойлова, который в середине 1920-х годов вел в Восточном музыкальном техникуме курс Всеобщей истории музыки. Интерес к музыке сопровождал этого ученого на протяжении всей его жизни. Еще находясь в Москве, Самойлов организовал музыкальный кружок, знакомя известных композиторов, критиков со своими теоретическими взглядами на музыкальное искусство в контексте физиологической акустики. Широта взглядов и интересов, безусловно, повлияли на чтение курса истории музыки, который вел Самойлов в Восточном музыкальном техникуме. Для него было характерно прежде всего внимание к историческому процессу эволюции музыкального искусства, глубокое рассмотрение эпох древнего периода, что было естественным следствием его глубоко научного мышления.

Аналогичным был подход к преподаванию истории музыки известного музыканта Василия Ивановича Виноградова. В техникуме Василий Иванович стал преподавать с 1922 года. Параллельно он активно занимался композиторской деятельностью. В материалах архива Юрия Васильевича Виноградова, который хранится в Национальном музее РТ, имеется программа по истории музыки, подготовленная В. И. Виноградовым для музыкального отделения Татарского техникума искусств. По университетской традиции программа курса строится на основе лекций, посвященных музыкальному искусству разных исторических эпох (античность, раннее христианство, средневековье, реформация), а также художественным стилям (классицизм, романтизм). В особых лекциях обзорно рассматривается «Музыка в России» и «Музыкальное творчество ХХ века». Аналогично построена Программа курса истории музыки, прочитанного В. И. Виноградовым в осенью 1939 года на Вечерних курсах, работавших в Казанском музыкальном училище.

Среди экспериментов в области музыкального образования, характерных для двадцатых годов и коснувшихся училища,  необходимо отметить введение в 1924 году курса Истории музыки народов Поволжья, который вел известный ученый-этнограф, исследователь культуры поволжских этносов Н. В. Никольский, а также введение нового предмета «Слушание музыки», разработанного крупнейшим ученым Б. Л. Яворским. Предмет «Слушание музыки» постоянно присутствовал в учебных планах школы первой ступени, работавшей при техникуме, а также вводился и в самом техникуме в группах для взрослых. Его вела В.П. Бунина,  в предреволюционные годы окончившая Московскую консерваторию по классу фортепиано, но в Казани известная главным образом как преподаватель ритмической гимнастики и слушания музыки.

Новый этап в развитии музыкально-теоретического образования начинается с середины 1930-х годов. Центральной в это время становится задача подготовки профессиональных педагогов-музыкантов для работы в Детских музыкальных школах, которые открываются в разных районах Казани, а также решение целого комплекса проблем, связанных со становлением татарской музыкальной культуры.

В 1932 году в музыкальном техникуме утверждается новый учебный план, куда вошли многие, ранее не изучавшиеся предметы, среди которых были и музыкально-теоретические дисциплины, такие как анализ музыкальных форм, инструментоведение. Новый учебный план, определивший основные принципы профессионального воспитания музыкантов, потребовал обновления и теоретической разработки дисциплин учебного плана. В этом направлении очень много  сделал для училища Юрий Васильевич Виноградов, бывший воспитанник техникума, который в 1936 году пришел работать в училище по рекомендации  Г.Литинского. Музыкальный талант Ю.Виноградова в равной степени проявлялся в разных направлениях его деятельности: педагогической, научно-исследовательской, музыкально-просветительской. Ю.Виноградов стал преподавать в училище практически все музыкально-теоретические дисциплины, но в  историю училища он вошел прежде всего как создатель особой творческой  группы композиторов.

Увлеченно, не считаясь со временем, Ю. Виноградов занимался с будущими композиторами. И результаты говорили сами за себя. Класс композиции Ю. Виноградова за десять лет его работы (с 1936 по 1946 годы) прошли Энвер Бакиров, Хуснулла Валиуллин, Исмай Шамсутдинов, Ренат Еникеев и многие другие. По теоретическим дисциплинам у него занимались Фасил Ахметов, Бату Мулюков, талантливый композитор Х.Абдульменев, погибший в начале Великой отечественной войны. Учениками Ю. Виноградова были Степан Григорьев и Надежда Николаева, ставшие видными музыковедами, профессорами Московской консерватории.

Особая творческая  группа композиторов под руководством Ю.Виноградова работала еще и как группа «обучения повышенной сложности» в преподавании историко-теоретических дисциплин. Тем самым эта группа представляла собой своего рода прообраз будущего теоретического отделения. В  группе проходили обучение студенты других специальностей, склонные к изучению музыкально-теоретических предметов. Данный факт является ярким свидетельством того, что  в этой группе уже наметились принципы работы в области теории музыки на уровне специальной подготовки.

Наряду с Ю.Виноградовым с композиторами также занимался Н. Г. Жиганов, который по приезде в Казань после окончания Московской консерватории дал согласие на работу с творческой группой училища. Среди учеников Жиганов, безусловно, самым ярким был Р. Яхин, занимавшийся в училище по классам фортепиано и композиции в 1941-42 годах. Таким образом, благодаря крупным музыкантам, училище в тридцатые – сороковые годы еще до открытия Казанской консерватории вело подготовку композиторов и музыкантов-теоретиков, которые впоследствии успешно реализовали свои возможности в творческой деятельности.

В 30-ые годы состав преподавателей-теоретиков пополняется новыми специалистами. Так в 1938 году после окончания Московской консерватории в Казань приехала Халима Ибрагимовна Булатова-Терегулова и стала вести в училище курсы истории музыки. В историю татарской музыкальной культуры Терегулова вошла как первый музыковед из татар, получивший высшее музыкальное образование. Проходя в консерватории специализацию на кафедре истории музыки, в училище она сконцентрировалась преимущественно на преподавании истории музыки и стала первым педагогом, посвятившим себя этой области музыкальной педагогики. Приступив к педагогической работе в Казанском музыкальном училище, она наряду с преподаванием истории музыки, сразу включилась в научно-исследовательскую работу. Совместно с Ю.Виноградовым были написаны очерки «Исторические пути музыкальной культуры Татарии», которые послужили основой для разработки в 50-е годы консерваторского курса Истории татарской музыки.

В 1938 году курс истории музыки начинает вести также скрипач и музыковед Даниил Ефимович Френкин. Как свидетельствуют его современники, Д.Френкин был одним из самых ярких преподавателей Казанского музыкального училища.  Обладая энциклопедическими познаниями в области музыкального искусства, незаурядным лекторским даром, он оставил заметный след в истории училища именно на этом поприще Его интересные, тщательно продуманные уроки с ярко эмоциональной характеристикой музыкальных произведений зарубежных и русских композиторов надолго сохранились в памяти учеников. Уроки всегда сопровождались живыми музыкальными иллюстрациями в исполнении Ольги Арнольдовны Бренинг.

Как известно, в конце 1930-х годов профессором Московской консерватории В.Э.Ферманом был разработан новый предмет «Музыкальная литература», ставший вскоре основным музыкально-историческим предметом в среднем звене музыкального образования. Замена курса истории музыки  на курс музыкальной литературы в училище осуществлялась постепенно на протяжении нескольких лет.

Лишь в 1947 году преподавателем Д. Е. Френкиным была представлена программа курса «Музыкальная литература», предназначенная для введения в 1948/49 учебном году. Автор программы планировал изучать крупнейшие стилевые тенденции XIII–XIX веков, а также современную музыку, что говорит о смелости и нестандартности подхода  Д.Е.Френкина к оценке сложных процессов развития современного музыкального искусства.

Программа, в той ее части, которая касалась явлений музыкального искусства ХХ века, подвергалась жесткой критике (достаточно вспомнить известное постановление 1948 года)  и не была реализована. А в начале пятидесятых годов, когда в училище пришли молодые преподаватели – выпускники Казанской консерватории Г. Б. Иванова, Д. Н. Соловьева (Халдеева), О.К. Егорова, Френкин совсем перестал вести этот предмет.

Успехи, достигнутые в области теоретической подготовки учащихся, в обучении композиторов, позволили в 1940 году поставить вопрос об открытии специального теоретического отделения в училище. Однако в связи с началом Великой отечественной войны процесс организации отделения был прерван.

Для коллектива музыкального училища наступила пора тяжелых испытаний.  В начале войны реально стоял вопрос о закрытии училища в связи с тем, что в здании училища был размещен один из стратегически важных институтов Академии наук, эвакуированный из Москвы.

От прекращения работы Казанское музыкальное училище практически спас Р. Л. Поляков, который предложил разместить училище в здании Детской музыкальной школы №1, директором которой он был. Следствием этой инициативы было продолжение деятельности как школы,  так и училища. Педагогический коллектив, состоявший из известных казанских музыкантов-педагогов, среди которых теоретики играли весьма заметную роль, работали самоотверженно. Высокий уровень преподавания в этот период был обусловлен в значительной степени тем, что в Казань в годы войны были эвакуированы такие крупные столичные музыканты, как пианисты заслуженная артистка РСФСР Е. А. Бекман-Щербина (Москва), профессор Ленинградской консерватории И. С. Миклашевская, музыковеды, преподаватели Московской консерватории В. Дж. Конен, С. С. Скребков, О. Л. Скребкова, композиторы профессор Ленинградской консерватории М. Ф. Гнесин и Ф. Е. Витачек, доцент кафедры сольного пения Ленинградской консерватории В. А. Рошковская. Все они принимали непосредственное и самое живое участие в музыкальной жизни Казани, способствуя повышению ее тонуса, общались с казанскими музыкантами, преподавали в музыкальном училище.  Особенно важным было воздействие мастеров-музыкантов на музыкальную молодежь. Пример их подчас был настолько сильным, что, по сути, определял для них выбор профессии.

Таким образом, в предвоенные и военные годы роль музыкально-теоретической подготовки в музыкальном училище заметно выросла. В военный период присутствие в Казани известных столичных музыковедов и композиторов обусловило возможность работы с будущими музыковедами даже на вузовском уровне (в условиях существования так называемой консерваторской группы, эвакуированной из столичных вузов в Казань). Во второй половине сороковых годов проблема подготовки специалистов в области теории музыки особенно актуализировалась. Наряду с необходимостью воспитания будущих композиторов выдвигается задача формирования педагогов-теоретиков для работы в детских музыкальных школах, число которых в это время росло. Следует учесть и потребности открывшейся в 1945 году Казанской консерватории, заинтересованной в притоке подготовленных абитуриентов, в том числе и для теоретико-композиторского факультета. Создание консерватории не могло не оказать мощного благотворного воздействия на работу музыкального училища. Отныне училище стало основной учебной базой для пополнения студенческого контингента консерватории.

Консерватория поставила перед училищем новые творческие задачи. Возникла необходимость заново пересмотреть научный и методический уровень учебной работы, перестроить ее в соответствии с современными требованиями. Выполнение этой работы стало возможным при прямом активном воздействии ведущих научно-педагогических кадров консерватории, совмещавших вузовскую работу с занятиями в училище. Исключительно важное значение для училища имел приход таких крупных музыкантов-специалистов, как А.С. Леман, А.В. Броун, К. Цветов, С.А. Казачков.

Особую роль в организации специального теоретического отделения училища сыграл Яков Моисеевич Гиршман. С начала своей преподавательской карьеры в консерватории  (это был 1948 год) он проявлял большой интерес к работе преподавателей-теоретиков училища.    Я.М. Гиршман, работая в консерватории и отлично зная профессиональные достоинства консерваторских выпускников-теоретиков, содействовал приходу в училище на педагогическую работу в конце 40-годов ряду талантливых студентов-музыковедов: А.А. Бренинга, О.К. Егоровой, Г.Б. Ивановой, М.Н. Нигметзянова, Д. Н. Соловьевой (Халдеевой). Теоретические дисциплины в училище стали вести А.А. Бренинг и М.Н. Нигометзянов, а предметы музыкальной литературы – О.К. Егорова и Г.Б. Иванова.

В 1949 году в училище была организована секция теории и истории музыки, которая объединила преподавателей соответствующих дисциплин, и Я.М. Гиршман возглавлял эту секцию с 1951 по 1953 годы. В это время на  индивидуальный план обучения с углубленной теоретической подготовкой переводились учащихся разных отделений (главным образом, пианисты). Так начинается  подготовка будущих теоретиков.

Официальной датой организации теоретического отделения в Казанском музыкальном училище принято считать 1953 год, когда впервые был произведен набор большой группы учащихся по специальности «теория музыки». С образованием специального теоретического отделения открывается новая страница в истории Казанского музыкального училища.

Среди первых выпускников училища, избравших своей профессией музыковедение,  необходимо назвать Бориса Николаевича  Трубина, Михаила Германовича  Дисмана, Дору Яковлевну Коварскую, Санию Исхаковну Раимову, Рената Ахметовича Еникеева. А в 1957 году впервые была выпущена большая группа студентов-теоретиков (18 человек), среди которых были Юлдуз Накиевна Исанбет, Паола Леоновна Нудлин, Лилия Михайловна Тагирова, композитор Фасиль Ахметов.

Необычайно активную и плодотворную работу по подготовке специалистов-теоретиков вел Арнольд Арнольдович Бренинг. Он преподавал сольфеджио, теорию музыки, гармонию, анализ музыкальных произведений и полифонию для учащихся-теоретиков. Глубокое и доскональное знание всех этих предметов, индивидуальное композиторское мышление, смелость и оригинальность научных суждений, превосходное владение фортепиано – все это, как магнитом, притягивало учащихся к его урокам. Вел он уроки очень интересно, эмоционально; темы излагал доходчиво, всегда приводил в подтверждение «теории» множество музыкальных примеров, виртуозно и выразительно играя наизусть большие отрывки из произведений любого стиля и жанра, причем с любого места. Обладая колоссальной работоспособностью, он один виртуозно, легко и непринужденно вел все эти предметы  у теоретиков всех курсов, успешно справляясь при этом с обязанностями заведующего отделением, каковым он являлся в период с 1953 по 1961 годы.

В 50-60ые годы на теоретическое отделение пришли работать новые педагоги. Музыкальную литературу  стали преподавать – Ольга Константиновна Егорова и Галина Борисовна Иванова.

Их уроки оставляли неизгладимое впечатление. Они сильно различались с точки зрения методики преподавания дисциплины, но ценность и содержательность самого материала, а также яркая и увлекательная форма его преподнесения, безусловно, их объединяли. На их уроках всегда звучала живая музыка: фортепианная в исполнении О.К. Егоровой, фортепианная и вокальная в исполнении Г.Б. Ивановой (Г.Б. Иванова была племянницей известной в Казани оперной певицы Е.Г.Ковельковой). Артистизм, умение так преподнести материал, что он воспринимался на одном дыхании, – в этом проявлялось педагогическое мастерство этих педагогов.

В середине 50-х годов начинается преподавательская деятельность Риты Семеновны  Вайсер и Ольги Николаевны Щербаковой, а несколько позже Семена Ефимовича Шабашова и Ларисы Владимировны Бражник.

Р. С. Вайсер вела у студентов теоретического отделения музыкально-теоретические предметы (сольфеджио, теорию музыки, гармонию). Четко выстроенная система упражнений, контроль,  много красивой музыки, звучавшей на уроках сольфеджио и гармонии,  делали эти предметы любимыми у студентов. Как вспоминают ее ученики, играла Р.С. «подолгу, любуясь, наслаждаясь созвучиями, будто перебирала драгоценности» и радовалась каждому проявлению музыкальной талантливости учеников. Р.С. Вайсер почти двадцать лет возглавляла теоретическое отделение, умело координируя все звенья работы, направляя ее на совершенствование обучения будущих музыковедов.

О.Н. Щербакова почти 30 лет вела русскую и советскую музыкальную литературу у исполнителей,  народное творчество, методику и практику преподавания музыкальной литературы, специальный семинар у теоретиков. Являясь активным коллекционером пластинок,  О.Н. заложила основу училищной фонотеки.  Создание в конце 50 годов ДМшколы на общественных началах, ставшей основной базой педагогической практики учащихся, способствовало заметному улучшению работы отдела в направлении педагогической практики. На протяжении 10 лет эту работу успешно возглавляла О.Н., являясь заведующей сектором педагогической практики.

С.Е.Шабашов, придя в училище, стал вести теоретические дисциплины в группах дирижерско-хорового отделения. Отличный музыкант, замечательный педагог-практик С.Е. Шабашов из года в год специализировался в обучении дирижеров, постоянно совершенствуя свою работу и добиваясь отличных результатов особенно в области сольфеджио. Сегодня его ученики, получив высшее образование в консерватории и других музыкальных вузах города, успешно руководят профессиональными и самодеятельными хоровыми коллективами.

Подлинное мастерство, неустанный поиск новых форм обучения, отвечающих современным требованиям музыкально-теоретической подготовки, отличали работу  Ларисы Владимировны Бражник с учащимися фортепианного, а затем теоретического отделения. Прекрасная база теоретических знаний и практических навыков по сольфеджио и гармонии, полученная в классе Л.В. Бражник, позволила многим ее воспитанникам продолжить музыкальное образование в консерваториях Москвы и Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга). Л.В. несколько лет руководила «Творческим кружком» на теоретическом отделении, приветствовала такую тематику творческих сообщений, которая выходила далеко за пределы чисто музыкального искусства. По мнению учеников, всегда восторженно отзывающихся о Л.В.. она вкладывала в учеников профессиональную увлеченность, стремление постоянно трудиться, ценить время.

Более 30 лет проработали  в училище Галина Степановна Трофимова и  Лилия Мирзовна Тагирова. Г.С. вела сольфеджио, теорию музыки и гармонию в группах учащихся народного, струнного отделения, а Л.М. специализировалась по этим же предметам в группах учащихся духового отделения.

В конце 60-х годов на педагогическую работу в училище приходят выпускники Казанской консерватории, бывшие воспитанники теоретического отделения: Елена Алексеевна Орлова, которая разработала  и более 30 лет  вела советскую музыкальную литературу, Резеда Касимовна Абдрахманова и Ольга Борисовна Говорова, долгие годы специализирующияся в преподавании музыкально-теоретических дисциплин на исполнительских отделениях, Татьяна Борисовна Русина, которая параллельно работала штатным лектором  симфонического оркестра тат. Гос филармонии, что накладывало неповторимый отпечаток  на ее преподавательскую деятельность: уроки музыкальной литературы обязательно наполнялись разговорами об исполнителях и о музыке, прозвучавшей в филармонических концертах, и чуть позже в училище пришла Александра Александровна Сытник (сольфеджио, гармония, автор новой дисциплины практическое освоение музыкальных форм и жанров). Получая большую методическую помощь и моральную поддержку от своих любимых педагогов (а с этого времени и коллег), они активно включились в педагогическую, творческую и общественную работу отдела и всего училища.

Время выдвигало перед преподавателями-теоретиками качественно новые задачи по профессиональной подготовке музыковедов. Свидетельством успешного выполнения педагогическим коллективом отделения этих задач явилось значительное увеличение количества учащихся-теоретиков, продолживших свое образование в лучших музыкальных вузах страны: Московской и Ленинградской консерваториях, музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных. Среди них Е. Широких, Т. Джани-заде, В. Джани-заде, Р. Хобиходжина, Н. Корчагина, Г. Энвальд, Ю. Москва, В. Митрофанов. Эта традиция сохранилась и на следующих этапах деятельности теоретического отделения. Список выпускников столичных вузов пополнился такими именами как Д. Петров, И. Рахленко, Д. Абдулнасырова, А. Маклыгина.

Невозможно перечислить имена всех воспитанников теоретического отделения. Среди них и скромные труженики районных и городских детских музыкальных школ и студий, и ныне известные в республике композиторы и специалисты, посвятившие себя музыкально-научной деятельности, доценты и профессора Московской, Саратовской, Казанской и других консерваторий.

Роль теоретического отделения никогда не ограничивалась только подготовкой молодых специалистов. Большую работу проводили педагоги-теоретики по оказанию методической помощи детским музыкальным школам Казани и республики, присутствуя на уроках и экзаменах, проводя теоретические олимпиады с целью выявления одаренных детей, принимая активное участие в работе городских методических секций теории музыки и музыкальной литературы, в работе народных университетов культуры при методическом кабинете Министерства культуры РТ.

С середины 70-х годов в связи с уходом на заслуженный отдых старейших преподавателей отделения, а также в связи со значительным увеличением контингента учащихся (так начиная с 1974 года ежегодный выпуск учащихся теоретического отделения составлял более 15 человек, а в 1986 году достиг рекордного количества – 29 человек) теоретическое отделение начинает  пополняться молодыми педагогическими кадрами. Свою педагогическую деятельность в 70-ые и 80-ые годы начали И.И. Гольдфарб, Н.В. Рыжикова, Л.А. Яковлева, Э.И. Залалиева, И.Г. Хабибулина, Л.А. Горянская, Е.Н. Хадеева, О.В. Петрова, Г.Ф. Юнусова, Т.З. Шахнина, Т.П. Чапурина, Н.В. Корчагина, Л.Р. Башкурова, О.И. Бикмухаметова, В.Н. Хоботков, Г.Р. Сайфуллина. 

Девяностые годы для теоретического отделения были годами поиска новых направлений работы. В это время заведующей отделением была назначена Л.Х. Галанова, проработавшая на этой должности 20 лет (с 1989 по 2009 годы). В педагогический коллектив отделения влились талантливые выпускники консерватории Е.А. Мерзлякова, Э.Р. Камалова, О.В. Саввина, Р.А. Белая, И.А. Татаркина, а также были приглашены Ю.Н. Исанбет, А.Л. Маклыгин и Г.Н. Мухтарова.

Немаловажную роль в процессе творческого преобразования педагогической деятельности сыграли незабываемые встречи с педагогами-новаторами Е.Б. Лисянской (Москва), С.Р. Измайловой (Санкт-Петербург), В.П. Фраеновым (Москва). Знакомство с методами преподавания этих  мастеров послужило толчком к преобразованию и усовершенствованию  содержания  рабочих программ и внедрению их педагогических  открытий   в учебный процесс. Кроме того именно в 90-ые годы Казанская государственная консерватория начала регулярно проводить научно-практические конференции, в рамках которых преподаватели имели возможность слушать блестящие лекции ведущих профессоров России: Ю.Н. Холопова, В.Н. Холоповой, Е.Н. Сорокиной, В.В. Задерацкого, В.М. Цендровского, Т.Н. Леваи и многих других выдающихся музыковедов. В рамках конференций весьма плодотворными были творческие встречи по обмену педагогическим опытом с коллегами – преподавателями музыкальных училищ Среднего Поволжья. Открытые уроки преподавателей отделения в рамках региональных конференций неизменно вызывали интерес и находили живой отклик у коллег.

Именно в 90-ые годы преподаватели-теоретики неоднократно принимали участие в республиканских конкурсах «Учитель года», демонстрируя не только профессиональные достижения, но яркую индивидуальность (Н.В. Корчагина, Е.Н. Хадеева, И.А. Татаркина).

Заметно повысился интерес к музыковедческой специальности со стороны учащихся музыкальных школ. Этому во многом способствовало проведение педагогами училища городских и республиканских олимпиад, открытых уроков на городском и межрегиональном уровне, а также активная музыкально-просветительская деятельность преподавателей и учащихся теоретического отделения. Так студенты училища под руководством руководителя лекторской практики Татьяны Зиновьевны Шахниной ежегодно проводили множество лекций-концертов на различных площадках города Казани.

В начале 90-ых годов в республике возникла потребность в подготовке специалистов, способных обучать детей в татарских музыкальных школах на родном языке. С этой целью по инициативе директора Р.Г. Сабитовской в рамках открытого  в училище татарского отделения была набрана в 1991 году дополнительная группа студентов-теоретиков. Эта группа, как и последующие, обучалась по специальному учебному плану, предусматривающему углубленное изучение таких дисциплин, как татарский язык и литература, татарский музыкальный фольклор и татарская музыкальная литература, ладовое сольфеджио. За 11 лет было выпущено более 30  специалистов. Среди ведущих педагогов этого отделения Ю.Н. Исанбет, Г.Ф. Юнусова, Э.И. Залалиева, Г.Н. Мухтарова, Э.Р. Камалова, Р.А. Белая. Специфика преподавания на этом отделении была отражена в  авторских программах, разработанных этими преподавателями. Заведующей этим отделением была назначена Э.Р.Камалова.

Внедрение новых образовательных стандартов (второго поколения в 2002 году и третьего поколения в 2011 году) существенным образом преобразовало структуру подготовки теоретиков, открыв перед ними новые горизонты и перспективы, дающие возможность выпускникам реализовать себя в самых разных профессиях. Традиционное содержание образовательной программы, направленной на приобретение навыков преподавательской деятельности в области музыкально-теоретических дисциплин, было расширено рядом дисциплин, формирующих новые навыки, необходимые, в частности, для преподавания ритмики. Выпускники же 2015 года получат совершенно новую квалификацию  «Организатор музыкально-просветительской деятельности», которая предполагает такие виды деятельности как: организационная, музыкально-просветительская,  репетиционно-концертная деятельность в творческом коллективе; корреспондентская деятельность в средствах массовой информации сферы музыкальной культуры. В связи с этим образовательная программа пополнилась новыми дисциплинами, одно только перечисление  которых уже вызывает интерес: цифровые музыкальные технологии, музейное и лекторское дело, музыкальная, теле- и радиожурналистика, основы литературного и музыкального редактирования, риторика и сценическая речь и т.д.

Решение новых задач повлекло за собой необходимость привлечения к педагогической деятельности новых преподавателей, а также молодых креативно мыслящих выпускников консерватории. В училище были приглашены преподаватели консерватории и музыкальных факультетов вузов  Е.Н. Смирнова, Е.В. Широких, В.Р. Дулат-Алеев, Л.Г. Сафиуллина, преподаватели музыкальных школ Т.М. Гильфанова, Л.Е. Рябинина, Т.А. Калеева, А.А. Фаткуллина, С.В. Зорюкова, А.В. Сахарова, начали работать молодые специалисты Л.И. Сарварова,  А.Н. Хасанова, Э.Э. Гилемзянова, Г.Н. Зиангирова, Т.Ю. Иванова, Е.Г. Варламова.

Возглавили этот процесс серьезных преобразований содержания образовательной программы новые руководители теоретического отделения – И.Г. Хабибулина (с 2002 по 2011 годы, секция музыкально-теоретических дисциплин на исполнительских отделениях) А.Л. Маклыгин  (с 2009 по 2011 годы), а затем А.Н. Хасанова (с 2011 по настоящее время).

 

Очерк подготовлен Л.А.Горянской

по материалам книги «Страницы истории Казанского музыкального колледжа имени И.В. Аухадеева: сборник статей, посвященных 60-летнему юбилею отделения теории музыки». – Казань, 2014.