Секреты мастерства

Вот и подходят к концу концертно-театральные сезоны. Впереди проведение последних спектаклей, закрытия сезонов драматических театров, концертных и филармонических залов города. А вот театральный сезон молодой, но уже широко известной среди поклонников музыкально-драматических представлений оперной студии Казанской государственной консерватории окончен. И завершение это стало одним из самых ярких событий уходящего сезона – постановкой на сцене государственного драматического театра им. Г. Камала музыкальной комедии Дж. Файзи «Башмачки».

В последние годы стало привычным, что работы оперной студии консерватории выходят за пределы ученических работ и предстают перед зрителем в качестве профессиональных творческих проектов. Оперную студию вуза отличает и очевидная оригинальность, смелость выбора сценического материала: силами студентов консерватории на подмостках Казани и за ее пределами нередко воплощаются в жизнь музыкальные шедевры давно забытые или же ни разу не исполненные ранее. Поклонники студийцев прекрасно помнят такие постановки оперной студии, как «Зори здесь тихие...» К. Молчанова, «Дитя и волшебство» М. Равеля, «Вий» Е. Анисимовой, «Фауст» Ш. Гуно, «Похищение из Сераля», «Свадьба Фигаро» В. Моцарта, «Дидона и Эней» Г. Перселла, «Снегурочка» Н. Римский-Корсакова.

Нынешний концертный сезон для оперной студии консерватории оказался привычно насыщенным. Под чутким руководством своих наставников студенты подготовили четыре работы, каждая из которых заслуженно вызвала горячий отклик в душе зрителя. В Саранске и Ижевске с большим успехом была поставлена опера Е. Анисимовой «Вий», в «Йошкар-Оле» – опера П.И. Чайковского «Евгений Онегин». Казанского зрителя участники оперной студии порадовали двумя постановками: гротескной оперой С. Прокофьева «Любовь к трем апельсинам» и легендарной музыкальной комедией Дж. Файзи «Башмачки». Как для самих участников оперной студии, так и их поклонников последняя из названных работ оказалась особенно значимой. Приуроченная к 100-летию со дня рождения Дж. Файзи, эта музыкальная комедия положила начало обращения студийцев к шедеврам национального музыкального искусства.

К сожалению, постановками национальных музыкальных спектаклей татарский слушатель не избалован. Многие жемчужины культурного наследия народа пылятся на полках, неизбежно уходя из памяти широкого слушателя. Меж тем, феерический успех «Башмачков» оперной студии показал с каким нетерпением татарский зритель ждет, с какой неподдельной радостью встречает подобные театральные события.

Заметим, что в этом сезоне спектакль был показан не только в Казани, но также в Уфе и Ульяновске. Покорив слушателей разных регионов России, студийцы получили приглашение на представление спектакля за рубежом. Молодые студенты, а также их маститые педагоги единодушно утверждают, что заграничная поездка для них совершенно не страшна. Ведь главный для них экзамен сдан – музыкальная комедия Т. Гиззата и Дж. Файзи с блеском была сыграна на сцене одного из самых значимых для татарского слушателя зала – в драматическом театре им Г. Камала.

Спектакль пришелся по душе каждому из сидящих в зале: и юным поклонникам студийцев, и искушенным высоким искусством театралам – артистам труппы театра, и тем, кто с замиранием сердца заслушивался пением молодых участников спектакля, и тем, кто упивался их завораживающей артистической игрой. Не влюбиться в эту постановку было невозможно! На сцене камаловского театра с искрометным юмором и легким озорством, неподражаемой искренностью и, наверное, лишь молодым артистам присущим простодушием и сердечностью развернулось красочное действо, наполненное безукоризненной татарской речью, богатством и красотой вокальных голосов, теплотой и уютом национальных инструментальных тембров.

Думается, что каждый из тех счастливцев, кто был свидетелем постановки этого спектакля задавался вопросами: «Как же стало возможным столь блестящее воплощение знаменитой комедии Т.Гиззата – Дж.Файзи силам молодых, бесспорно талантливых, но все же пока еще неопытных студентов? Какими волшебными силами обладает оперная студия казанской консерватории? С помощью каких чудодейственных методов работы со студентами достигаются такие сказочные результаты?». Что ж, постараемся раскрыть поклонникам «Башмачков» оперной студии некоторые из этих секретов, обратившись к тем людьм, под чьим непосредственным руководством и был поставлен спектакль: художественному руководителю оперной студии КГК, заслуженному деятелю искусств Альфие Ибрагимовне Заппаровой, художественному руководителю и дирижеру оркестра казанской консерватории «Татарика», заслуженному деятелю искусств РТ Ринату Арифулловичу Халитову, хормейстеру вокального ансамбля казанского музыкального колледжа, народной артистке РТ Венере Хасановне Гараевой.

Как возникла идея постановки этого спектакля?

Р.А.: Идея постановки «Башмачков» давно витала в воздухе: это одна из тех дорогих и горячо любимых татарским слушателем национальных жемчужин, которые на подмостках театров давно не ставятся. О возрождении музыкальной комедии Т. Гиззата и Дж. Файзи силами оперной студией консерватории ратовал первый декан кафедры татарского музыкального искусства, идейный вдохновитель народного оркестра «Татарика», композитор Мирсаит Загидуллович Яруллин. Большую поддержку и всестороннее содействие в постановке спектакля оказал ректор консерватории – Рубин Кабирович Абдуллин. Целых два года шла подготовка и, наконец, в этом юбилейном для авторов комедии году наша мечта осуществилась – спектакль был поставлен.

Как известно, «Башмачки» – спектакль необычайно популярный и широко известный среди татарского слушателя. Со времен своей первой постановки музыкальная комедия выдержала свыше 600 представлений, пережила несколько режиссерских трактовок и интерпретаций. Обратившись к реставрации данного спектакля, вы наверняка соотносили свое видение комедии с ее предыдущими постановками на сцене оперного, драматического театров. В чем, на ваш взгляд, заключается отличие ваших «Башмачков»?

А.И.: Да, за почти семидясетилетнюю историю своего существования спектакль выдержал множество толкований. Я сама участвовала в реставрации этого спектакля в оперном театре им М. Джалиля. В этом варианте, поставленном вместе с Венерой Ганиевой, мы ориентировались на силы оперного театра, а потому усилили его музыкальную часть, предельно сократив драматическую канву. Таким образом нами была создана оперная трактовка комедии.

Решив обратиться к этому спектаклю в рамках оперной студии консерватории, мы в первую очередь стремились передать основную идею этого произведения – создать равноценно значимое музыкально-драматическое представление, где пение и актерское мастерство выступили бы на паритетных началах. Не будем забывать, что подобная неразрывная связь музыки и поэтического текста является характерной чертой многих музыкально-драматических произведений татарских авторов. В этом и заключаются свойственные им богатство, глубина, выпуклость передачи сюжетной канвы. В этом же, однако, заключается и сложность, вариативность их постановок: при желании можно усилить как их поэтическую составляющую, представив пьесу как драматический спектакль с вкраплением музыкальных номеров, а можно сфокусироваться на музыке, превратив действие в концерт в костюмах.

Мы старались избежать этих крайностей. Наш режиссер-постановщик – заслуженный артист РТ Рустем Мулланурович Фаткуллин взял за основу спектакль оперной постановки и, нарастив к нему собственно драматические эпизоды (отдельные реплики, самостоятельные монологи, диалоги), создал свою авторскую интерпретацию, в которой по возможности были включено и поэтическое, и музыкальне богатство «Башмачков».

В последние годы стало модным осовременивать спектакли: разыгрывать ситуации ушедших эпох в контексте атрибутики нашего времени. В этом отношении ваша версия спектакля традиционна – купеческий дух конца XIX века воссоздан вами с ювелирной точностью: как в декорациях, костюмах героев, так и в манере их игры, декламации, пении. Вы сознательно не поддавались веяниям театральной моды?

Р.А.: В начале работы над спектаклем обсуждались разные варианты его постановки. Возникала идея и подобного решения. Но, думаю к счастью, это не произошло. Мы постарались предельно точно выдержать авторскую задумку.

А.И.: Осовременивание «Башмачков» внешними атрибутами – дело бессмысленное, более того, губительное. Такая трактовка комедии лишь обеднило бы ее. Ведь сюжет комедии вечен, а потому он остается актуальным и в наши дни: он современен изнутри.

В.Х.: Действительно, трудно представить, что это гениальное детище творческого содружества Т. Гиззата и Дж. Файзи когда-либо будет несовременно: раскрывающиеся в ней проблемы, житейские ситуации, человеческие характеры и взаимоотношения мы видим порой и в наши дни, вне театральных подмостков – в привычной нам обыденной жизни. В комедии этих замечательных деятелей татарской культуры это выражено столь живо, остроумно, изящно, по-доброму, что это привлекает внимание, вызывает смех, сочувствие, а быть может где-то осуждение как у представителей старшего поколения, так и у молодежи.

А были ли внесены изменения в поэтический и музыкальный текст спектакля?

А.И.: В связи с поставленной нами задачей создания полноценного музыкально-драматического представления, мы постарались сделать так, чтобы музыка продолжала драматическое действо, а сценические ситуации переливались в музыку. Сохранив либретто спектакля, мы выстроили музыкальное составляющее комедии в одну сквозную линию. Мы не стали делать, как это часто бывает в драматических театрах, купюр. Мы сохранили все музыкальные номера, в том числе все коды, инструментальные связки-переходы. В песнях и хорах, однако, мы убрали повторность куплетов. Тем самым, музыкальная комедия приобрела элементы сквозного – непрерывного, динамического развития. Не случайно, многие зрители спектакля отметили его цельность, протекание действия на одном дыхании.

Р.А.: Ценностью нашей постановки явилось и то, что мы озвучили многие инструментальные музыкальные номера, которые, к сожалению, в постановках этого спектакля другими творческим коллективами, не исполнялись. Я имею в виду замечательные, весьма колоритные с точки зрения обрисовки национального быта татарского города конца XIX cтолетия музыкальные эпизоды: сцену празднования Сабантуя, пьесы «Шутка», «Игра», «Адажио» и т.д.

Наверное каждый автор истории юношеской любви мечтает о том, чтобы их задумку воплотили в жизнь не только талантливые, но и соответствующие возрасту героев молодые артисты. Вы проделали огромную работу, превратив еще только набирающих вокальные и артистические знания и навыки ребят в настоящих мастеров. Скажите, сколько времени занимает подготовка такого театрального представления?

А.И.: Как правило, мы раздаем материалы студентам за год до премьеры. Они разучивают свои вокальные партии с преподавателем по вокалу, с концертмейстерами. Чуть позже начинается работа в ансамблях. Уже на этом начальном этапе ведется кропотливая работа над фразировкой, артистизмом вокального исполнения. Только потом, когда музыкальная часть спектакля выучена, подключается оперная труппа и режиссер. Наступает этап собирания самого действия – монтирование спектакля.

Аналогичная работа была проделана и с «Башмачками»: приступили мы к ней в марте месяца 2009 года. Собственно постановочная работа, однако, длилась всего полтора месяца: к сожалению, у нас нет своей театральной сцены. Хочется также обратить внимание на то, что работа ребят над спектаклем происходит неразрывно от их учебного процесса: участие в постановках оперной студии хоть и важная, но лишь одна из составных частей их учебной программы. Лавируя между учебным процессом, своими собственными творческими проектами, наши студенты совершают настоящий подвиг – ставят полноценный спектакль без всяких «скидок на возраст».

Р.А.: Не стоит забывать о том, что состав солистов «Башмачков» оказался звездным. Конечно же, это в первую очередь касается солистов. Пока в руководстве консерватории зрела идея постановки спектакля, подросли и его участники: окреп, подрос до классических произведений Филюс Кахиров, очень сильно развилась в вокальном отношении Айгуль Хайри, в полную силу раскрыл свое артистическое и музыкальное дарование Артур Исламов. Думаю, что столь быстрое и одновременно качественное освоение материала музыкальной комедии во многом стало возможно благодаря крепнущему профессионализму наших студентов.

Многие зрители спектакля отметили яркое артистическое дарование ребят. Действительно, сложилось впечатление, что ваши студенты являются также учащимися театрального учебного заведения. Без сомнения, раскрытие и таких граней дарования молодых артистов было бы невозможным без грамотной работы режиссера-постановщика. Как проходит работа студентов с режиссером, остается ли в этих студенческих постановках место для актерского самовыражения?

А.И.: Режиссер «Башмачков» Рустем Фаткуллин оказался невероятно мудрым художником. В течение первых нескольких репетиций он крупными мазками изложил свое видение спектакля. Затем, чувствуя искреннюю заинтересованность ребят в претворении сценария в жизнь, предоставил им возможность нахождения собственных решений тех или иных сцен пьесы. В работе над спектаклем студенты предлагали различные, порой весьма смелые и оригинальные постановочные идеи. Нередко именно их версия исполнения отдельного эпизода комедии оказывалось наиболее привлекательной.

В.Х.: Замечу, что этот подход к работе со студентами хоть и рискованный, времяемкий, но очень дальновидный. Когда режиссер позволяет и способствует развитию собственного потенциала актеров, тогда спектакль начинает жить самостоятельно. Ребята приобретают уверенность в себе как в артистах.

Р.А.: Именно поэтому ни один наш спектакль не был похож один на другой: ребята не просто воспроизводили заученные движения, реплики, но импровизировали – творили на сцене.

А.И.: Кстати, поклонникам наших «Башмачков» будет интересно узнать, что многие артистические находки спектакля были придуманы самими студентами, а затем уже отшлифованы режиссером. Так, к примеру, были рождены сцены «замедленной съемки». Благодаря природному артистизму, огромному творческому потенциалу была невольно усилена значимость таких второстепенных по задумке авторов персонажей как Вафа в исполнении Руслана Абдрафикова, Махмута в исполнении Ильдара Ахметова. Уже с первого же показа спектакля на сцене БКЗ нашего Вафу прозвали татарским Чарли Чаплиным, а глядя на неподражаемо комичного Махмута, зная замечательный тенор Ильдара, многие говорили, что если бы Джаудат Файзи видел такого артиста, он непременно расширил бы образ героя и уж точно заставил бы его запеть.

К числу несомненных достоинств вашей постановки комедии можно отнести и отличное владение ребятами татарской литературной речью. Так вот оказывается, где учатся истинные знатоки родного языка?

А.И.: Раскроем одну тайн. Многие наши ребята, являясь татарами по национальности, языком не владели вовсе: не знали не то что литературного, но даже и разговорного языка. Тот результат владения татарским поэтическим слогом, что был на сцене – это заслуга нашего педагога по технике речи, народной артистки РТ Асии Галеевой. Она начала работать с ребятами в апреле месяце прошлого года. Пьеса была прочитана несколько раз. Причем в первое время, Асия Амировна очень переживала, говорила, что добиться с некоторыми из ребят естественного татарского говора будет просто невозможно.

Р.А.: Кропотливый труд как ребят, так и педагога принес свои плоды. За полгода работы над спектаклем его участники овладели не только языком, но полюбили и, что самое главное, стали искренне гордиться духовной культурой татарского народа.

А.И.: Безукоризненное владение участниками спектакля татарским языком отметили и артисты камаловского театра. Не скрою, что для нас это было одним из самых ценных комплиментов.

Значит для ребят участие в этом спектакле оказалось полезным не только в плане развития их вокальных и артистических данных? Какие еще познания приобрели студенты?

В.Х.: Переоценить ценность и значимость участия ребят в «Башмачках» невозможно. Спектакль развил как профессиональные, общегуманитарные, так и их личностные качества. Конечно в первую очередь, он был полезен с познавательной точки зрения. Ребята имели возможность глубоко и, что называется изнутри, познать это гениальное произведение. Более того, ребята познакомились с историей народа, воочию увидели сцены татарского быта прошлого столетия. Ведь сквозь призму этой незатейливой комедийной музыкальной пьесы была показана вся жизнь татарского купечества, одна из тех вех истории татарского народа, которая для нынешней молодежи практически неизвестна.

Р.А.: Думаю, что для многих наших студентов было полезно и знакомство с городами, где был поставлен наш спектакль, их достопримечательностями: Уфой, Ульяновском. Знаменательно, в частности, было выступление ребят на сцене легендарного театра «Нур».

В.Х.: Студенты не просто познакомились с архитектурой этих городов, но оценили отношение башкирских татар, ульяновских мишарей к искусству татар казанской этнической группы. В Уфе, например, была организована встреча со студентами татарского отделения факультета вокального искусства музыкального вуза города: ребята обменялись своим студенческим опытом, узнали, чем живут и интересуются их сверстники, прочувствовали трепетное отношение, искренний интерес к их работе.

«Башмачки» в вашей постановке – результат плодотворного творчества нескольких коллективов. Причем один из них является детищем казанского музыкального колледжа. Речь идет о вокальном ансамбле отделения народного пения училища. Чем обусловлен выбор именно этого хора?

Р.А.: Я думаю, что ни один учебный хоровой коллектив города не обладает таким умением проникновенного исполнения татарского мелоса, как это свойственно ансамблю Венеры Хасановны. Есть тонкая грань между хором академическим и народным. В исполнении ансамбля музыкального колледжа татарские напевы звучат удивительно органично и тонко. Манера пения ребят, с одной стороны, максимально приближена к народному исполнительству, с другой – поставлена на высокопрофессиональный уровень.

А.И.: Подходя к выбору хорового коллектива, мы и не рассматривали иных вариантов. Ансамбль училища отличает не только безукоризненное владение народной манерой пения, но и глубокое знание татарской речи, национального культурного наследия. Как жаль, что ценители музыкального искусства народа не могли слышать исполнения ансамблем огромного числа традиционных напевов во время наших гастрольных поездок!

В.Х.: Подобный творческий тандем был невероятно полезен и для нас. Начнем с того, что ребятам просто нравилось быть участниками такого увлекательного проекта. Ведь это были не просто уроки, а то, к чему каждый из них стремится – собственно музыкальное творчество. Они оказались на сцене, где смогли понять, прочувствовать то, для чего они учатся, к чему стремятся. Наверняка, многие из них, окончательно определились в своем дальнейшем профессиональном поприще.

Участие в «Башмачках» было важно для нас и с учебно-методической точки зрения. Пение в хоре – это большая наука, искусство для каждого музыканта. Для татарского исполнителя это актуально вдвойне: музыкальная культура татарского народа монодийна. Тем самым, обучение татарских детей хоровому пению становится делом особой сложности. За четыре года учебы в колледже у ребят развивается гармонический слух, чувство ансамблевости.

Участие детей в «Башмачках» стало огромной школой. Ребята познали различные формы хорового пения, ведь спектакль включает 15 хоровых номеров, среди которых есть и смешанный, и женский хоры, есть пение ансамблевых сцен с солистами, оркестром. А самое главное, что помимо собственно вокальных задач, перед ансамблем стояли и задачи артистические. Особенно это касается подружек главной героини комедии – шестерых девочек ансамбля, которые не только пели, но и непосредственно участвовали в разыгрывании действия.

И в другом спектакле этого учебного года – опере С. Прокофьева «Любовь к трем апельсинам» оперная студия консерватории прибегла к использованию хоровых коллективов музыкального колледжа: в опере Прокофьева был задействован смешанный хор отделения хорового дирижирования училища. Можно ли говорить о том, что «Башмачки» заложили основы тесного сотрудничества оперной студией с казанским музыкальным училищем?

А.И.: Несомненно. Например, к юбилею консерватории мы готовим «Евгения Онегина» П.И.Чайковского, в котором наряду с хором консерватории примет участие и такой интересный коллектив училища, как хор студентов отделения академического пения. Думаю, для вокалистов колледжа участие в полноценном спектакле, работа с режиссером в постановочной работе, пение с оркестром станет хорошим подспорьем и для их роста как сольных певцов. Так они перестают боятся сцены, вырабатывают навыки артистического мастерства. Замечу, что подобный подход в работе с вокалистами сложился в московской консерватории, где студенты первого и второго курсов факультета академического пения в обязательном порядке участвуют в хорах опер, а уже на старших курсах им доверяют сольные партии.

Судя по тому, насколько сознательно для «Башмачков» был выбран хоровой коллектив, можно предположить, что выбор оркестра также не случаен. В этом спектакле оперная студия впервые сотрудничала с оркестром «Татарика». Это тоже является результатом основательно продуманных действий?

А.И.: Конечно. Посудите сами, если бы мы использовали возможности симфонического оркестра, то не было бы того уюта, теплоты, ощущения «родства» – тех чувств, которые навеивали тембры родных для татарского слушателя инструментов.

Р.А.: Обратим внимание, что «Татарика» включает как собственно народные инструменты (баяны, домры, домбры, баяны, аккордеон), так и привычные для татарского слушателя академические инструменты (флейту, гобой, кларнет, скрипку). К тому же в «Башмачках» состав оркестра был расширен: по совету Рубина Кабировича был включен струнный квинтет – скрипка, альт, виолончель и два контрабаса.

В.Х.: Несомненно, увеличенный таким образом оркестр тембрально только выиграл. Во всяком случае, петь под аккомпанемент такого родного и в то же время облагороженного по звучанию коллектива было очень комфортно.

А.И.: Специально для нашей «Татарики» композитор, профессор кафедры композиции консерватории Борис Николаевич Трубин сделал оркестровую версию музыки спектакля. Эта аранжировка оказалась необычайно удачной: благодаря грамотной и изобретательной инструментовке, музыка Джаудата Файзи заиграла новыми гранями. Тембрально оркестр органично вписался в создаваемую артистами ауру купеческого дома. Не случайно во время антракта к нам за кулисы подходили слушатели и говорили, что со стороны кажется, будто на сцене расположился свой собственный семейный оркестр Карим-бая. А вот задумка была такая! Оркестр стал одним из главных действующих лиц наших «Башмачков».

За последние полгода ваш спектакль были представлен на четырех разных театральных и концертных сценах. Чем запомнилось каждое из представлений? Какие сложности и/или наоборот, удобства представляла каждая из сценических площадок?

А.И.: На первый взгляд, самым сложным и волнительным для нас должно было быть первое выступление на сцене Большого концертного зала им. С. Сайдашева. Сцена эта, однако, хоть и является совершенно неподходящей для театральных постановок, акустически неровной и непростой, но она наша, родная. Наше премьерное выступление 26 октября было встречено не просто тепло, а безудержно горячо. Зритель реагировал на каждую реплику, каждую интонацию, каждое движение героев. Наиболее удачные, артистически безупречно сыгранные комические эпизоды были встречены шквалом рукоплесканий, оваций. Зал взрывался от восторга. Конечно, ребята это чувствовали, это их и поддерживало, психологически раскрепощало и, без сомнения, зажигало.

В Ульяновске мы столкнулись с акустическими проблемами. Мы выступали в зале на 1200 мест – зале совершенно не приспособленном для академических концертных и театральных представлений. Нас пугали, что зрителям не будет слышно солистов, те в свою очередь не будут слышать хор, оркестр и т.д. Мы, однако, многому наученные нашей базовой концертной площадкой, не боялись сложностей: грамотно расположившись на сцене концертного зала Ульяновска, мы с легкостью справились с этой на первый взгляд неразрешимой задачей.

Р.А.: А вот в Уфе были проблемы иного – эмоционального характера. Башкирский зритель поначалу отнесся к нам достаточно сдержанно, и это даже несмотря на то, что многие наши артисты-студенты приехали к нам учиться именно из этой республики. В Уфе нас словно проверяли: мол, да, слышали мы о вашем успехе в Казани, видели трансляцию спектакля по телевидению, но сможете ли вы убедить своей игрой и пением нас?

А.И.: Холодность эта, однако, чувствовалась лишь в начале спектакля. Наши молодые артисты моментально растопили настороженные сердца уфимцев: уже через несколько минут после начала спектакля по залу шли привычные по предыдущим выступлениям волны смеха и одобрения.

В.Х.: А я во время представления в Уфе сидела в зрительном зале и была свидетелем того, как на протяжении спектакля люди, вспоминая постановку легендарной комедии в 70-80-х годах, сравнивали игру и вокальное искусство наших молодых артистов с исполнением партий героев Фахри Насретдиновым, Райсой Беляловой. Для меня невероятно приятным было слышать то, что, по мнению зрителей, наши начинающие артисты не уступали в мастерстве и таланте легендарным исполнителям этих ролей. Так, на взгляд башкирского зрителя, наш Карим-бай в исполнении Артура Исламова вообще не имеет себе равных. С этим, я думаю, согласятся многие.

Кульминацией же ваших выступлений этого года стало представление «Башмачков» в театре им. Г. Камала! Как встретили вас на этой сцене?

А.И.: Выступить на сцене своего театра нас пригласил директор театра Шамиль Зиннурович Закиров. Это было благотворительное выступление, которое не состоялось бы без абсолютно бескорыстной помощи камалавцев. Нам не просто предоставили замечательную сцену драматического театра, но помогли с декорациями, выделили нам лучший занавес, постелили великолепный ковер, всячески содействовали в освещении сцены, настройке звука. То есть руководство театра искренне желало и всячески способствовало нашему успешному выступлению. А ведь за представление «Башмачков» на сцене театра им. Г. Камала мы боялись больше всего!

В.Х.: Было очень ответственно и волнительно. В камаловском театре нельзя было допустить ни одной запинки. Это, прежде всего, касалось драматической игры. Между тем, все прошло замечательно. Более того, сцена камаловского театра показалась нам самой удобной и уютной для нашей постановки.

Р.А.: К тому же ребята к этому времени окончательно профессионально созрели, что называется спелись. Они чувствовали себя очень комфортно, вошли в роль, очень много импровизировали.

А.И.: Да, все отметили то, что если в БКЗ был такой по-студенчески куражной, веселый, заводной спектакль, то на сцене камаловского театра – зрелый и искусный. Актеры камаловского театра, посмотрев, искренне поздравили наших молодых артистов с успехом. «Все, - сказали они, – спектакль уже живет!».

В.Х.: Действительно, в этой постановке было видно, что ребята стали зрелыми профессионалами. Можно хоть сегодня открыть театр музыкальной комедии: труппа солистов, хор, оркестр уже готовы!

А это замечательная идея. Не поступало ли подобных предложений?

А.И.: Да, есть у нас и такого рода победа. Режиссер Фарид Рафкатович Бикчантаев специально приходил к нам на репетиции, был на наших спектаклях и пригласил для работы в «Зәңгәр шәл» Айгуль Хайри. В этом году она заканчивает учебу в консерватории, так что ждите: думаю, в ближайшем будущем на сцене камаловского театра загорится еще одна звездочка.

И, наконец, просим ответить Вас еще на один волнующий любителей татарского музыкально-драматического искусства вопрос: ожидаются ли в оперной студии консерватории новые творческие национальных проекты? Какие планы, идеи витают в стенах главного музыкального вуза города?

Р.А.: В этом году нас ждет еще одна большая юбилейная дата – 110-летие со дня рождения С. Сайдашева. В качестве одного из музыкальных подарков для ценителей творчества нашего любимого композитора станет возрождение одной весьма яркой и талантливой, но, к сожалению, преданной забвению музыкальной комедии композитора. Оставим пока название этого спектакля в тайне, но скажем, что его подготовка уже началась. Так, Борис Николаевич делает переложение музыки композитора для нашего оркестра. Будем надеяться, что все у нас получится, и этой осенью состоится новая премьера. Так что, до новых творческих встреч!

Дай бог, чтобы все задуманные начинания оперной студии консерватории осуществились! Тем более, что озвученная Ринат Арифулловичом Халитовым задумка – лишь одна из многих подобных творческих идей. Так, Альфия Ибрагимовна Заппарова рассказала нам желании исполнить силами студийцев «Алтынчәч» Н. Жиганова, Венера Хасановна Гараева поведала о давней мечте поставить легендарный спектакль «Зәңгәр шәл» в хоровой обработке А. Абдуллина. Как же это замечательно, что в наше непростое время деятели татарской культуры не боятся сложностей и находят силы, возможности, средства для поддержания и развития национальной искусства. Как важно, что наши самые талантливые, одаренные представители молодого поколения – студенты казанской консерватории, казанского музыкального колледжа города растут, осознавая богатство культуры нашего народа, активно участвуя в ее пропаганде. В руках такой молодежи будущее татарского народа в полной безопасности.

Алсу Хасанова

вернуться