Талант педагога

Наталью Александровну Фомину я знаю более 40 лет. Поступив в Казанскую консерватории, я долго не могла узнать, у кого же буду учиться по специальности (меня почему-то не сразу распределили). Когда, наконец, это случилось, и мне назвали фамилию моего будущего педагога, возникла другая проблема: я не знала, как выглядит заведующая кафедрой специального фортепиано Н. А. Фомина, и нигде не могла ее найти.

Не придумав ничего лучшего, я подошла к вахтеру тете Фае (о ее осведомленности в любых вопросах, каса­ющихся жизни консерватории, ходили легенды, а ее собственная известность могла соперничать с известностью любого педагога). Мы договорились, что она дернет меня за руку, когда мимо пройдет Наталья Александровна. Долго ждать не пришлось! Минут через пятнадцать тетя Фая вдруг почти закричала, чтобы я скорее бежала в учебную часть, за дверями которой уже исчезла Фомина.

«Как же я ее узнаю? Там много народу», – испугалась я. – «Ничего, узнаешь, - успокоила меня тетя Фая, – у нее кофточка точно такая же, как у тебя». И вот, слегка ошарашенная, в кофточке, пошитой моей мамой, я кинулась в учебную часть. И конечно же, сразу догадалась, что кра­сивейшая из женщин, в шикарном белом костюме, не имеющем ничего общего с моей кофточкой, кроме цвета, и есть Наталья Александровна Фомина.

Далее началось наше общение – Учителя и ученика. Наталья Александровна дала мне новую программу, в том числе и Пятый этюд Шопена, который я уже играла в школе. На мою робкую попытку сказать об этом был ответ: «Ничего, еще раз сыграешь». Так на собственном опыте я сразу смогла ощутить разницу в отношении к музыке и в исполнении ученицы ДМШ г. Кинешмы и воспитанницы «школы Нейгауза», доцента КГК Н. А. Фоминой.

С тех пор прошло так много лет! Оглядываясь на них, могу сказать определенно, что всем лучшим, чем я владею в области исполнительства и фортепианной педагогики, я обязана Наталье Александровне. В первые годы своей работы, когда было трудно, часто спрашивала себя: «А как бы Наталья Александровна стала работать над этим произведением или преодолевать данную конкретную трудность?» И почему-то сразу становилось ясно, как и что надо делать и как объяснить ученику...

Однажды, уже закончив консерваторию, я пришла поиграть Наталье Александровне только что написанную А. Миргородским Сонату для фортепиано. Уже достаточно над ней потрудившись, «посидев», подумав и поучив, мне очень важно было услышать ее мнение и советы. И я вновь была поражена ее свежим и неожиданным решением, умением сложное сделать ясным, доступным, узнаваемым. В этом, наверное, и есть талант педагога!

Наталья Александровна – непревзойденный консультант. Сначала я не сразу понимала, почему после двух-трех пожеланий с ее стороны, если удается их выполнить, «Рапсодия» Брамса, к примеру, совершенно преображается? Теперь мне кажется, что это происходит оттого, что в ее голове и сердце вся Музыка как прекрасный вызревший плод, который только и ждет, когда и кому она сочтет нужным передать его в дар.

Я ценю каждую минуту, которую Наталья Александровна может уделить мне и моим ученикам.

Нэлли Михайловна Соколова
Заслуженный работник культуры РТ
преподаватель отделения специального фортепиано

Печатается по материалам книги «По-прежнему дышу я с Вами...»
[К юбилею Н.А.Фоминой] / Казанская государственная консерватория. – Казань, 2010 г
. – С. 45 – 47.

вернуться