Рецензия
преподавателя Яковлевой Л.А. на студенческий спектакль – оперу Н.А.Римского–Корсакова
«Майская ночь»

«Божественная ночь величественно догорала.
Так прекрасна была земля в дивном
серебряном блеске; все погрузилось в сон.
Изредка только прерывалось молчание лаем
собак и долго еще пьяный Каленик шатался по
уснувшим улицам, отыскивая свою хату...»
(Н.В.Гоголь «Майская ночь»)

В один из последних субботних дней апреля – месяца я захожу в старинный концертный зал музыкального колледжа, славящийся своей акустикой и вижу необычную картину: на другой стороне от рояля стол с яркой скатертью, уставленный кринками, ложками, плошками; под роялем подушки в цветастых наволочках, рядом – цветы и бабочки из разноцветной бумаги.

Сцена наша преобразилась для студенческого оперного спектакля «Майская ночь» с музыкой Н.А. Римского – Корсакова. Вокалисты 2–4 курсов тоже необычны. Перед нами словно хлопцы и девчата из украинского «хутора близ Диканьки»: парни – в сельских соломенных шляпах, смушковых шапках, разноцветных шароварах; девушки – в платочках, завязанных по-украински, ярких платьицах. За нарисованными усами, бородами, румянами, пунцовыми губами невозможно узнать своих учеников. Все они – участники оперы. Главное же «действующее лицо» спектакля – Ваганова А.А., преподаватель сценической подготовки, режиссер-постановщик, редактор сокращенного варианта «Майской ночи».
С удовольствием слушаю свежие молодые голоса. Многие из вокалистов 2 курса впервые участвуют в «настоящей» опере и немного волнуются. Нет ни одного равнодушного лица: все захвачены яркой музыкой композитора, своей сценической игрой. Это, действительно, не просто: правильно и точно, с соблюдением всех вокальных «тонкостей» спеть и одновременно изобразить подвыпившего Каленика (Стрелков Е.), сварливую «тараторку» Свояченицу (Глазкова Е.), важного, самодовольного пана–Голову (Закиев И.), нежную, страдающую Панночку (Мамина А.), смешного, балагурящего Винокура (Высотин А.), грамотно – ироничного Писаря (Закиров Р.); не просто выразить пылкость, страсть влюбленной пары (Левко – Шорников Е., Ганна – Авзалова Э.), когда вокальная партия так трудна и тесситура так высока. Тем не менее, пройдя через все эти неизбежные трудности при постановке спектакля, ребята уверенно шли вперед.

Ни одну из фантастических опер Римского-Корсакова невозможно себе представить без хоровых сцен. В данном спектакле их было четыре: вступительный хор «А мы просо сеяли», сцена девушек с Калеником, большой хор русалок и заключительный хор «Солнцу красному слава». Из большого количества хоровых сцен «Майской ночи» Антониной Алексеевной выбраны на мой взгляд, самые важные. Вступительное хороводное действо «А мы просо сеяли» по словам Б. Асафьева создает «весеннюю» любовность всей общины, из которой вытекает личное начало – любовь Ганны и Левко. (Б.Асафьев «Симфонические этюды», с. 56). Без хоров русалок тоже невозможно было обойтись. Хороводы русалок и игра в ворона (русалка-наседка – Юшманова Н., русалка-ворон – Михайлова М., русалка-мачеха-ведьма – Аракелян Л.) создали тот необходимый контраст живых людей и «нежити2 (т.е. существ с недожитой жизнью), который был в основе замысла Римского–Корсакова.

Оперу репетировали несколько месяцев в очень доброй дружеской сердечной обстановке, которую умеет создать Ваганова А.А. Чуткость и простота общения в сочетании с профессионализмом Антонины Алексеевны обусловили хорошее запоминание сложного вокального материала, удачную сценическую интерпретацию образов. Думается, что наши вокалисты точно, ярко и интересно выразили разные музыкально-сценические «амплуа»: лирическое – Шорников Е. и Авзалова Э.(Левко и Ганна), драматическое – Мамина А. (Панночка), комедийное – Стрелков Е. (Каленик), Высотин А. (Винокур), Закиев И. (Голова), Шаймуллин Д. (хлопец), Закиров Р. (Писарь), фантастическое – русалки Гасимова Д., Габдинова А., Колбасова Р., Нуруллина А., Мустаева Л., Семенова Е., Якушева К.

Постановка учебного оперного спектакля это особое, сложное и очень хлопотное дело для педагога-руководителя. Не углубляясь во все тонкости работы над ним, могу сказать, что Антонине Алексеевне удалось сделать многое: сократить большую оперу, оставив только лишь самые важные узловые моменты в развитии действия, собрать в единое целое тонально–гармонический план спектакля так, чтобы не было заметно «стыков» и «швов»; отработать с неопытными вокалистами (многие без музыкального образования) сложный музыкальный текст, включить в спектакль убедительные мимику, жест, движение. На первый взгляд эта работа кажется «неподъемной». Однако Антонина Алексеевна опытный педагог, чуткий музыкант, спокойно, систематически идет к конечной цели – созданию оперного спектакля. Этому предшествует серьезный глубокий труд педагога: изучение системы Станиславского, чтение методической оперно-сценической литературы, знакомство с оперными партитурами(в разные редакции). Знания Вагановой А.А. в этой области позволяют ей правильно выстроить репетицию, сделать понимание оперной драматургии доступной для студентов. Педагог вместе со студентами сами шили костюмы, учитывая колористичность оперы композитора. На заботу и внимание педагога будущие певцы-профессионалы откликаются ответным доброжелательным отношением: стараются не пропускать репетиции, помогают в организационных моментах, а главное хотят как можно лучше исполнить свою роль, подключая импровизационные моменты,о которых Ваганова А.А. узнала только во время последней репетиции.

Погружение молодых певцов в разные музыкальные образы стало удачным благодаря знакомству с первоисточником – «Майской ночью» в постановке оперного театра Марий Эл и фильмом – оперой, где главную роль Левко блистательно исполнил Н.Лемешев.

Работа над «Майской ночью» не была бы успешной без участия в ней концертмейстера Хасановой Азизы Бадрутдиновны. Она сумела в короткий срок выучить огромны музыкальный материал, художественно убедительно его интерпретировать и даже дополнительно помочь ребятам дублировкой вокальных партий. Важной и сложной представляется работа концертмейстера в ансамблевых и оркестровых эпизодах. Некоторые ансамбли из оперы (трио из 2 действия) построены таким образом, что вокальная и оркестровая партия совершенно самостоятельны. От концертмейстера, в данном случае, требуется не потерять этой самостоятельности, рельефности, и вместе с тем, создать определенный фон вокальной партии.

Ранняя опера композитора привлекательна своей музыкальной звукописью. Перед нами проходят омузыкаленные картины Гоголевской повести: «Какое–то странное, упоительное сияние примешалось к блеску месяца. Серебряный туман пал на окрестность. Запах цветущих яблонь и ночных цветов лился по всей земле...» Эту волшебную музыку начала 3 акта, сложную в фактурном отношении, концертмейстер Хасанова А.Б. исполнила ярко, приблизив звучание рояля к оркестровому исполнению.

В учебном спектакле «Майская ночь» не был забыт и танцевальный элемент. Хочется сказать добрые слова постановщику танцев, хореографу Хамдеевой Зульфие Рахимовне. Движения, сопровождающее хоровод «Просо»,танцы рыбок, маленьких русалочек, русалок-девушек украсили студенческий спектакль, сделали его разнообразным и интересным.

Итак, несомненно польза от подобных постановок для вокалистов огромна. Здесь осуществляется сразу несколько задач: развитие общекультурного уровня исполнителей, их литературной эрудиции, не говоря уже о профессиональных вокальных и актерских навыках. Как важно в наши дни обращение молодых к высокой классике!

К счастью это не первый оперный спектакль в нашем учебном заведении. За плечами Вагановой А.А. целый ряд работ: оперетты «Свадьба в Малиновке», «Трембита», «Летучая мышь», мюзикл французского композитора Пресгурвика «Ромео и Джульетта» и много других интересных работ. Надеюсь, что в следующем учебном году я вновь увижу наш концертный зал готовым к оперной постановке, а ребят, повзрослевших за летние каникулы – в новых ярких ролях. Желаю успехов всем участникам будущего спектакля и их талантливому руководителю!

Яковлева Л.А.,
преподаватель Казанского музыкального колледжа имени И.В.Аухадеева