Опера без правил

В ГБКЗ 4 марта прошла постановка оперы «Любовь к трем апельсинам» Прокофьева. Постановка была доверена студентам Казанской Государственной консерватории и осуществлена режиссером Мниром Сафовичем Соколовым. Мероприятие посвящено 65летнему юбилею КГК. Спектакль проведен на достойном уровне: студенты-певцы и оркестранты старались изо всех сил.

Дирижер оркестра Юрий Карпов говорит об исполнении: «Опера крайне сложна для исполнения ее студенческим составом, поэтому ждать идеального прочтения не приходится. Но, безусловно, постановка является хорошим опытом, как для солистов, так и для оркестрантов — еще одной ступенькой к вершинам мастерства».

"Легко–веселая" — так называл свою оперу "Любовь к трем апельсинам" автор, композитор Сергей Прокофьев. Определение точное: перед нами современная комическая опера, внешне сохранившая верность вековым традициям оперы–буфф, и вместе с тем удивительно новая, свежая по своему духу и музыкальному решению. Созданная почти девяносто лет назад, опера и сегодня увлекает своей неуемной фантазией, поэтичностью, динамизмом. Гений композитора проявился в этой искрометной музыке с редкой силой и глубиной.

Страдающий меланхолией Принц, чтобы излечиться, пускается в поисках трех апельсинов в опасное и увлекательное путешествие. В одном из апельсинов он находит свою избранницу Нинетту и навсегда излечивается от хандры, — таково краткое содержание оперы.

Спектакль начался с «интерактива» хора, бегавшего по всему зрительному залу. Молодые энергичные артисты захватили зал с пол–оборота, потому что режиссер сделал абсолютно всех, включая зрителей, участниками бесконечной комедии, с радостной страстью, разыгрывавшейся на сцене, на балконе, в партере — подобно стихии масок на карнавале. Чудаки, лирики, трагики и комики требовали зрелища на свой лад — согласно интеллекту и темпераменту. Действующие лица — подданные сказочного короля Трефа, перекочевавшее из сказки Гоцци в оперу Прокофьева, превратились в спектакле в живописную праздничную толпу, которая кружилась, вертелась, бегала по сцене, заскакивала на балкон. Дело выиграли чудаки, которые, как добрые гении, на протяжении всей оперы вмешивались в ход событий, вплоть до того, что откуда ни возьмись раздобывали в пустыне воду последней оставшейся в живых принцессе — избраннице Принца (трогательно-лирическая Гульнара Байназарова). Искренний смех в зале раздавался при виде Кухарочки в исполнении Андрея Пугачева.

Постольку поскольку опера исполнялась силами студентов, то и оформление ее было веселым, студенческим. Костюмы в стилях разных молодежных направлений имели определенную сюжетную подоплеку. Готическое одеяние (Леандр, Фата Моргана, Принцесса Клариче) указывало на отсутствие чистоты намерений, «эмоподобное» существо на сцене безусловно относится к трагикам. Главный герой комедии — Принц Игоря Барбакова, с его детскостью и проникновенностью интонаций был необыкновенно трогателен, за что и получил овации, вместе с шутом Труффальдино (Рузиль Гатин), который вытащил на себе обузу в виде вечно стонущего и чего-то требующего капризного молодого господина.

Правдоподобность образов и психологическая мотивировка их действий, вероятно, и была главной целью режиссера Мнира Соколова.

Задорная стихия музыкального бурлеска, позволяющего играть, шутить, импровизировать, дурачиться на сцене, очень близка по духу молодежной команде исполнителей.

И эта ребяческая, невинно развлекающаяся толпа лучше всего могла соответствовать жанру балаганной сказки, вдохновившей когда–то Гоцци на создание блистательной и дерзкой пародии. У Прокофьева в опере тоже не оказалось ни одного серьезного персонажа — и не только буффонный Труффальдино (Рузиль Гатин), но и принц-ипохондрик (Игорь Барбаков), жалующийся на судьбу и размахивающий деревянным мечом, и маститый король Треф (Артур Исламов), и интриган Леандр (Ильнур Байназаров), выворачивающийся в кривые позы, и принцессы, выскочившие из бутафорских апельсинов с маниакальным желанием «пить, пить, пить» — все оказались участниками шутовского розыгрыша, в котором убийственно смешная кухарка с гигантским бюстом и хриплым басом (Андрей Пугачев) могла насмерть ударить ложкой по лбу, а маги Челий (Александр Калинин) и Фата Моргана (Алена Воликова) — разыграть в карты все Трефово королевство.

«Любовь к трем апельсинам» может быть названа иронической сказкой, в которой реальность, фантастика, театральная условность сплетаются в представление, наделенное яркой сценической формой итальянской комедии «дель арте». Эта импровизационная форма — именно та, что целиком и полностью соответствует духу оперной студии, духу лицедейства, эпатажа и озорства.

Ангелина Токтарова,
студентка IV курса отделения теории музыки
2010 г.